Эрнеcто Че Гевара (полное имя Эрнесто Гевара де ла Серна, исп. Ernesto Guevara de la Serna; 14 июня 1928, Росарио, Аргентина — 9 октября 1967, Ла Игэра, Боливия) — латиноамериканский революционер, команданте Кубинской революции 1959 года. Кроме латиноамериканского континента действовал также в Республике Конго. Прозвище Че получил от кубинских повстанцев за характерное для аргентинцев междометие che, позаимствованное у индейцев гуарани, которое передаёт, в зависимости от интонации и контекста, различные чувства.

« Мое поражение не будет означать, что нельзя было победить. Многие потерпели поражение, стараясь достичь вершины Эвереста, и в конце концов Эверест был побежден.         (Эрнесто Че Гевара) »

Биография

Че Гевара на Российской
     марке 2009 года
« Передайте Фиделю, что революция не закончена, она все равно восторжествует! Скажите Алейде, пусть снова выйдет замуж, будет счастлива, и позаботится, чтобы дети хорошо учились. И прикажите солдатам целиться хорошо. »

Тело выставлено на всеобщее обозрение в Валлергранде. По приказу боливийского военного руководства с лица Че снимают восковую маску и отрезают кисти рук для идентификации отпечатков пальцев, имеющихся в архивах Аргентины.

Детство, отрочество, юность

Семья Че Гевары. Слева на право: Эрнесто Гевара, мать Селия, сестра Селия, брат Роберто, отец Эрнесто с сыном Хуаном Мартином на руках и сестра Анна Мария

Эрнесто Гевара родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевара Линч (1900—1987). По матери — доньи Селии де ла Серна ла Льоса (1908—1965) Че Гевара имел испанские корни. Дальним предком его материбыл генерал Хосе де ла Серна-э-Инохоса, вице-король Перу, самого маленького из четырёх вице-королевств Испании в Латинской Америке. Селия унаследовала плантацию иерба-матэ (парагвайский чай) в провинции Мисионес. Улучшив положение рабочих — в частности, начав им выплачивать зарплату деньгами, — отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке чая иерба-матэ. В этом городе родился Че. Из-за мирового экономического кризиса семья через некоторое время вернулась в Мисионес на плантацию.

Че Гевара в возрасте одного года (1929 г.)

Помимо Эрнесто, которого в детстве звали Тэтэ, в семье было ещё четверо детей: Селия (стала архитектором), Роберто (адвокат), Анна Мария (архитектор), Хуан Мартин (проектировщик). Все дети получили высшее образование.

В возрасте двух лет, 2 мая 1930 года Тэтэ пережил первый приступ бронхиальной астмы — эта болезнь преследовала его до конца жизни. Для восстановления здоровья малыша семья переселилась в провинцию Кордова, как местность с более здоровым горным климатом. Продав поместье, семья приобрела «Виллу Нидию» в местечке Альта-Грасия, на высоте двух тысяч метров над уровнем моря. Отец стал работать строительным подрядчиком, а мать — присматривать за больным Тэтэ. Первые два года Че не мог посещать школу, и учился на дому, поскольку страдал ежедневными приступами астмы. После этого он прошёл с перерывами (из-за состояния здоровья) обучение в средней школе в Альта-Грасии. В тринадцатилетнем возрасте, Эрнесто поступил в принадлежащий государству колледж имени Деан-Фунеса в Кордове, который он закончил в 1945 г., поступив затем на медицинский факультет университета Буэнос-Айреса.

Отец дон Эрнесто Гевара Линч в феврале 1969 года рассказывал:

«

Своих детей я пытался воспитать всесторонне. И наш дом был всегда открыт для их сверстников, среди которых были и дети богатых семейств Кордовы, и рабочие ребята, были и дети коммунистов. Тэтэ, например, дружил с Негритой, дочерью поэта Каэтано Кордобы Итурбуру, разделявшего тогда идеи коммунистов, женатого на сестре Селии

»

в 1964 году, беседуя с корреспондентом кубинской газеты «Эль Мундо», Гевара рассказал, что он впервые заинтересовался Кубой в возрасте 11 лет, будучи увлечённым шахматами, когда в Буэнос-Айрес приехал кубинский шахматист Капабланка.

В доме родителей Че находилась библиотека из нескольких тысяч книг. Начиная с четырёхлетнего возраста Гевара, как и его родители, страстно увлёкся чтением, что продолжалось до конца его жизни. В юношестве у будущего революционера был обширный круг чтения: Сальгари, Жюль Верн, Дюма, Гюго, Джек Лондон, позже — Сервантес, Анатоль Франс, Толстой, Достоевский, Горький, Энгельс, Ленин, Кропоткин, Бакунин, Карл Маркс, Фрейд.. Он прочёл популярные в то время социальные романы латиноамериканских авторов — Сиро Алегрии из Перу, Хорхе Икасы из Эквадора, Хосе Эустасио Риверы из Колумбии, где описывалась жизнь индейцев и рабочих на плантациях, произведения аргентинских авторов — Хосе Эрнандеса, Сармьенто и других.

Че Гевара (первый справа) с товарищами по регби, 1947 г.

Молодой Эрнесто читал в подлиннике на французском языке (зная этот язык с детства) и занимался толкованием философских работ Сартра «L’imagination», «Situations I» и «Situations II», «L’Etre et le Neant», «Baudlaire», «Qu’est-ce que la literature?», «L’imagimaire», «L’existentialisme est un humanisme». Он любил поэзию и даже сам сочинял стихи. Зачитывался Бодлером, Верленом, Гарсиа Лоркой, Антонио Мачадо, Пабло Неруда, произведениями современного ему испанского поэта-республиканца Леона Фелипе. В его рюкзаке, помимо «Боливийского дневника», посмертно была обнаружена тетрадь с его любимыми стихами. Впоследствии на Кубе были изданы двухтомное и девятитомное собрания сочинений Че Гевары.

Тэтэ был силён в точных науках, таких как математика, однако, выбрал профессию врача. Занимался футболом в местном спортивном клубе «Аталайя», играя в запасной команде (не мог играть в основном составе, поскольку из-за астмы ему время от времени требовался ингалятор). Также он занимался регби, конным спортом, увлекался гольфом и планеризмом, имея особую страсть к велосипедным путешествиям (в подписи на одной из своих фотографий, подаренних невесте Чинчине, он назвал себя «королём педали»).

Эрнесто в Мар-дель-Плата (Аргентина), 1943 г.

В 1950 году, будучи уже студентом, Эрнесто нанялся матросом на нефтеналивное грузовое судно из Аргентины, побывав на Тринидад и в Британской Гвиане. После он совершил путешествие на мопеде, который был предоставлен ему фирмой «Микрон» в целях рекламы, с частичным покрытием расходов на путешествие. В объявлении из аргентинского журнала «Эль Графико» от 5 мая 1950 года Че писал:

23 февраля 1950 года. Сеньоры, представители фирмы мопедов «Микрон». Посылаю Вам на проверку мопед «Микрон». На нем я совершил путешествие в четыре тысячи километров по двенадцати провинциям Аргентины. Мопед на протяжении всего путешествия функционировал безупречно, и я не обнаружил в нем малейшей неисправности. Надеюсь получить его обратно в таком же состоянии.

— Подписано: «Эрнесто Гевара Серна»

Юношеской любовью Че была Чинчина, дочь одного из самых богатых помещиков Кордовы. Согласно свидетельству её сестры и других людей, Че любил её и хотел на ней жениться. Он являлся на званые вечера в потрёпанной одежде и лохматый, что являло собой контраст с отпрысками богатых семейств, добивавшихся её руки, и с типичным обликом аргентинских молодых людей того времени. Их отношениям помешало желание Че посвятить свою жизнь лечению прокажённых южноамериканцев, подобно Альберту Швейцеру, перед авторитетом которого он преклонялся.


Эрнесто Гевара в 1945 году

Гражданская война в Испании вызвала значительный общественный резонанс в Аргентине. Родители Гевары оказывали содействие Комитету помощи республиканской Испании, и приходились соседями и друзьями заместителя премьер-министра Негрина в правительстве Испании до поражения Республики Хуана Гонсалеса Агиляра, который эмигрировал в Аргентину и поселился в Альта-Грасии. Дети учились в одной школе, а затем в колледже в Кордове. Селия — мать Че — отвозила их ежедневно на машине в колледж. Видный республиканский генерал Хурадо, гостивший у Гонсалесов, бывал в доме семьи Гевара и рассказывал о событиях войны и действиях франкистов и немецких фашистов, что, по мнению отца, оказывало влияние на политические взгляды Че.

Во время Второй мировой войны президент Аргентины Хуан Перон поддерживал дипломатические отношения со странами «оси»; родители Че являлись одними из активных противников его режима. В частности, Селию арестовывали за её участие в одной из антиперонистских демонстраций в Кордове. Помимо неё в боевой организации против диктатуры Перона участвовал и её супруг; в доме фабриковались бомбы для демонстраций. Значительное воодушевление в среде республиканцев вызвали вести о победе СССР в Сталинградской битве.


Эрнесто Че Гевара в 1951 году

Вместе с доктором биохимии Альберто Гранадосом (дружеское прозвище — Миаль), в течение восьми месяцев с февраля 1952 по август 1952 гг. Эрнесто Гевара совершил путешествие по странам Латинской Америки, побывав в Чили, Перу, Колумбии и Венесуэле.

Гранадос был старше Че на шесть лет. Он был родом из местечка Эрнандо, что на юге провинции Кордовы, окончил фармацевтический факультет университета, увлёкся проблемой лечения проказы и, проучившись в университете еще три года, стал доктором биохимии. Начиная с 1945 г. работал в лепрозории в 180 км от Кордовы. В 1941 г. познакомился с Эрнесто Геварой, которому было тогда 13 лет, через своего брата Томаса — одноклассника Эрнесто по колледжу Деан-Фунес. Он стал часто посещать дом родителей Че, и пользовался их богатой библиотекой. Их сдружила любовь к чтению и споры о прочитанном. Гранандос вместе с братьями совершали длительные горные прогулки и строили шалаши на открытом воздухе в окрестностях Кордовы, и Эрнесто (родители считали, что это поможет его борьбе с астмой) часто присоединялся к ним.

Семья Гевары проживала в Буэнос-Айресе, где Эрнесто учился на медицинском факультете. В институте по изучению аллергии он стажировался под руководством аргентинского учёного доктора Писани. В то время семья Гевары испытывали трудности с деньгами, и Эрнесто вынужден был подрабатывать библиотекарем. Приезжая на каникулы в Кордову, он навещал Альберто Гранадоса в лепрозории, помогал ему в опытах по исследованию новых методик лечения прокажённых. В один из его приездов, в сентябре 1951 года, Гранандос по совету своего брата Томаса предложил ему стать напарником в путешествии по Южной Америке. Гранадос намеревался посетить лепрозории в различных странах континента, ознакомиться с их работой и, возможно, написать об этом книгу. Эрнесто с воодушевлением принял это предложение, попросив подождать до момента, когда он сдаст очередные экзамены, поскольку обучался на последнем курсе медицинского факультета. Родители Эрнесто не возражали, при условии, что он возвратится не позже чем через год к сдаче выпускных экзаменов.

Путь, который проехали Че Гевара Гранадо.

29 декабря 1951 года, нагрузив сильно изношенный мотоцикл Гранадоса полезными предметами, палаткой, одеялами, и захватив фотоаппарат и автоматический пистолет, они отправились в путь. Заехали попрощаться с Чинчиной, которая дала Эрнесто 15 долларов и попросила привезти кружевное платье. Эрнесто подарил ей собачку, назвав её «Камбэк» — «Вернись». Попрощались также и с родителями Эрнесто. Гранандос вспоминал:

« Нас ничто больше не задерживало в Аргентине, и мы направились в Чили - первую зарубежную страну, лежавшую на нашем пути. Проехав провинцию Мендосу, где некогда жили предки Че и где мы посетили несколько гасиенд, наблюдая, как укрощают лошадей и как живут наши гаучо, мы повернули на юг, подальше от андских вершин, непроходимых для нашего чахлого двухколесного Росинанта. Нам пришлось изрядно помучиться. Мотоцикл непрестанно ломался и требовал починки. Мы не столько ехали на нем, сколько волокли его на себе. »

Останавливаясь на ночлег в лесу или в поле, они зарабатывали средства на питание случайными подработками: мыли в ресторанах посуду, лечили крестьян или выступали в роли ветеринаров, чинили радиоприёмники, работали грузчиками, носильщиками или матросами. Обменивались опытом с коллегами, посещая лепрозории, где имели возможность отдохнуть от дороги. Гевара и Гранандос не боялись заражения, и испытывали участие к прокажённым, желая посвятить жизнь их лечению.

18 февраля 1952 года прибыли в Темуко в Чили. Местная газета «Диарио Аустраль» опубликовала статью, озаглавленную: «Два аргентинских эксперта-лепролога путешествуют по Южной Америке на мотоцикле». Мотоцикл Гранандоса окончательно сломался недалеко от Сантьяго, после чего двигались до порта Вальпараисо (где намеревались посетить лепрозорий острова Пасхи, однако, узнали, что парохода пришлось бы ждать пол-года, и отказались от затеи) и далее пешком, на попутках или «зайцами» на пароходах или поездах. Добрались пешком до медного рудника Чукикаматы, который принадлежал американской компании «Браден коппер майнинг компани», проведя ночь в казарме охранников рудника.

Рассвет на горе Мачу-Пикчу, Перу.

В Перу путешественники познакомились с жизнью индейцев кечуа и аймара, к тому времени эксплуатируемых помещиками и заглушавших голод листьями коки. В городе Куско, Эрнесто по нескольку часов зачитывался в местной библиотеке книгами об империи инков.

Несколько дней провели на развалинах древнего города инков Мачу-Пикчу в Перу. Расположившись на площадке для жертвоприношений старинного храма, стали пить матэ и фантазировать. Гранандос вспоминал диалог с Эрнесто:

«Знаешь, старик, давай останемся здесь. Я женюсь на индианке из знатного инкского рода, провозглашу себя императором и стану правителем Перу, а тебя назначу премьер-министром, и мы вместе осуществим социальную революцию». Че ответил: «Ты сумасшедший, Миаль, революцию без стрельбы не делают!»

Из Мачу-Пикчу отправились в горное селение Уамбо, заехав по дороге в лепрозорий перуанского доктора-коммуниста Уго Песче. Он тепло встретил путешественников, познакомив их с известными ему методами лечения проказы, и написал рекомендательное письмо в крупный лепрозорий близ города Сан-Пабло провинции Лорето в Перу. Из селения Пукальпа на реке Укаяли, устроившись на судно, отправились до порта Икитоса на берегах Амазонки. В Икитосе задержались из-за астмы Эрнесто, которая заставила его на некоторое время слечь в госпиталь. Добравшись до лепрозория в Сан-Пабло, получили сердечный приём, и были приглашены к лечению больных в лаборатории центра. Больные, пытаясь отблагодарить путешественников за дружеское к ним отношение, построили им плот, назвав его «Мамбо-Танго» на котором они могли бы доплыть до следующей точки маршрута — колумбийского порта Летисия на Амазонке.

21 июня 1952 года, уложив вещи на плот, поплыли вниз по Амазонке по направлению к Летисии. Много фотографировали и вели дневники. По неосторожности проехали мимо Летисии, из-за чего пришлось приобретать лодку и возвращаться уже с бразильской территории. Имея подозрительный и усталый вид, попали за решётку. По утверждению Гранадоса, начальник полиции, будучи футбольным болельщиком, знакомым с успехами в футболе Аргентины, освободил путешественников, узнав, откуда они родом, в обмен на обещание тренировать местную футбольную команду. Команда выиграла районный чемпионат, и болельщики купили им билеты на самолёт до столицы Колумбии — Боготы.

В Колумбии в то время действовала «виоленсия» президента Лауреано Гомеса, которая заключалась в силовом подавлении беспорядков со стороны крестьян. Гевара и Гранандос попали за решетку, однако, под обещание немедленно покинуть Колумбию, их отпустили. Получив от знакомых студентов деньги на дорогу, отправились на автобусе в город Кукту рядом с Венесуэлой, а затем по международному мосту перешли границу до города Сан-Кристобаль в Венесуэле. 14 июля 1952 г. добрались до Каракаса.

Гранандос остался работать в Венесуэле в лепрозории Каракаса (который предложил месячное жалованье в восемьсот американских долларов), где он познакомился со своей будущей женой — Хулией. Че требовалось в одиночку добраться до Буэнос-Айреса. Случайно встретив дальнего родственника — торговца лошадьми, он в конце июля отправился сопровождать на самолёте партию лошадей из Каракаса в Майами, а оттуда ему предстояло вернуться порожним рейсом через Маракаибо в Буэнос-Айрес. Однако, в Майами Че задержался на месяц. Он успел купить Чинчине обещанное кружевное платье, но в Майами жил почти без денег, проводя время в местной библиотеке. В августе 1952 г. Че вернулся в Буэнос-Айрес, где приступил к подготовке к экзаменам, и дипломной работе по проблемам аллергии. В марте 1953 г. Гевара получил диплом доктора-хирурга в области дерматологии. Не желая служить в армии, при помощи ледяной ванны вызвал приступ астмы и был признан непригодным для военной службы. Имея диплом о медицинском образовании, он решил направиться в венесуэльский лепрозорий в Каракасе к Гранандосу, однако в дальнейшем судьба свела их только в 1960-е гг. на Кубе.

Второе путешествие по странам Латинской Америки

Эрнесто отправился в Венесуэлу через столицу Боливии — Ла-Пас, поездом, который назывался «молочный конвой» (поезд, который останавливался на всех полустанках, и где фермеры грузили бидоны с молоком). 9 апреля 1952 года в Боливии произошла 179-я по счёту революция, в которой участвовали шахтёры и крестьяне. Пришедшая к власти партия «Националистическое революционное движение», во главе с президентом Пас Эстенсоро, национализировала оловянные рудники (выплатив иностранным владельцам компенсацию), организовала милицию из шахтёров и крестьян, осуществила аграрную реформу. В Боливии Че бывал в горных селениях индейцев, посёлках шахтёров, встречался с членами правительства, и даже работал в управлении информации и культуры, а также в ведомстве по осуществлению аграрной реформы. Посетил развалины индейских святилищ Тиауанаку, которые расположены вблизи озера Титикака, сделав множество снимков храма «Ворота солнца», где индейцы древней цивилизации поклонялись богу солнца Виракоче.

В Ла-Пасе (Боливия) Эрнесто познакомился с адвокатом Рикардо Рохо, который уговаривал его уехать в Гватемалу, однако он согласился быть попутчиком только до Колумбии, поскольку всё еще имел намерение ехать в лепрозорий Каракаса (Венесуэла), где его ждал Миаль (Гранадо). Рохо полетел самолётом в Лиму (Перу), а Эрнесто на автобусе с попутчиком — студентом из Аргентины Карлосом Феррером объехали озеро Титикака, и прибыли в Куско (Перу), где Эрнесто уже бывал во время предыдущего путешествия в 1952 г. После остановки пограничниками (у них отобрали брошюры и книги о революции в Боливии) они прибыли в Лиму (Перу), где встретились с Рохо. Поскольку задерживаться в Лиме было опасно из-за политической обстановки в стране в годы правления генерала Одриа, путешественники — Рохо, Феррер и Эрнесто, поехали на автобусе по побережью Тихого океана к Эквадору, достигнув границы этой страны 26 сентября 1953 г. В Гуякиле (Эквадор) они обратились за визой в представительство Колумбии, однако, консул потребовал наличия у них авиабилетов до Боготы (Колумбия), посчитав небезопасным путешествие иностранцев на автобусе из-за только что произошедшего в Колумбии военного переворота (генерал Рохас Пинилья сверг правителя Лауреано Гомеса). Не имея средств на поездку на самолёте, путешественники обратились к местному деятелю социалистической партии с рекомендательным письмом, которое у них было от С.Альенде, и достали через него бесплатные билеты для студентов на пароход «Юнайтед фрут компани» из Гуаякиля в Панаму.

Под влиянием Рохо, а также сообщений в прессе о предстоящем вторжении США против Арбенса, Эрнесто отправляется в Гватемалу. Правительство Арбенса провело через парламент Гватемалы закон, согласно которому рабочим «Юнайтед фрут компани» была вдвое увеличена заработная плата. Было экспроприировано 554 тыс. гектаров земли помещиков, и в том числе 160 тыс. гектаров «Юнайтед фрут». Из Гуякиля (Эквадор) Эрнесто послал Миалю открытку: «Малыш! Еду в Гватемалу. Потом тебе напишу», после чего связь между ними на время прервалась. В Панаме Гевара и Феррер задержались, поскольку у них закончились деньги, Рохо продолжил свой путь в Гватемалу. Гевара продал свои книги и напечатал в местном журнале ряд репортажей о Мачу-Пикчу и других исторических достопримечательностях Перу. В Сан-Хосе (Коста-Рика) отправились попутным грузовиком, который перевернулся из-за тропического ливня, после чего Эрнесто некоторое время с трудом владел левой рукой из-за ушиба.

Сан-Хосе путешественники достигли в начале декабря. Там Эрнесто познакомился с лидером венесуэльской партии «Демократическое действие» Ромуло Бетанкуром (будущий президент Венесуэлы), с которым они резко разошлись во взглядах, а также с писателем Хуаном Бошем из Доминиканской республики, будущим президентом этой страны, а также с кубинцами — противниками Батисты.

В конце 1953 г. Гевара с друзьями из Аргентины отправились из Сан-Хосе в Сан-Сальвадор на автобусе, затем на попутных машинах 24 декабря достигли города Гватемала, расположенного на высоте 1800 метров над уровнем моря, столицы одноимённой республики. Имея рекомендательные письма к деятелям Гватемалы и письмо из Лимы к революционерке Ильде Гадеа, Эрнесто нашёл Ильду в пансионате «Сервантес», где поселился сам. Общие взгляды и интересы сблизили будущих супругов. Впоследствии Ильда Гадеа вспоминала о впечатлении, которое произвёл на неё Гевара:


Доктор Эрнесто Гевара поразил меня с первых же бесед своим умом, серьезностью, своими взглядами и знанием марксизма… Выходец из буржуазной семьи, он, имея на руках диплом врача, мог легко сделать карьеру у себя на родине, как это и делают в наших странах все специалисты, получившие высшее образование. Между тем он стремился работать в самых отсталых районах, даже бесплатно, чтобы лечить простых людей. Но больше всего вызвало мое восхищение его отношение к медицине. Он с негодованием говорил, исходя из виденного в своих путешествиях по разным странам Южной Америки, об антисанитарных условиях и нищете, в которых живут наши народы. Я хорошо помню, что мы обсуждали в связи с этим роман А. Кронина «Цитадель» и другие книги, в которых затрагивается тема долга врача по отношению к трудящимся. Ссылаясь на эти книги, Эрнесто приходил к выводу, что врач в наших странах не должен быть привилегированным специалистом, он не должен обслуживать господствующие классы, изобретать бесполезные лекарства для воображаемых больных. Разумеется, поступая так, можно заручиться солидными доходами и добиться успеха в жизни, но к этому ли следует стремиться молодым сознательным специалистам наших стран. Доктор Гевара считал, что врач обязан посвятить себя улучшению условий жизни широких масс. А это неминуемо приведет его к осуждению правительственных систем, господствующих в наших странах, эксплуатируемых олигархиями, где всё усиливалось вмешательство империализма янки.

В Гватемале Эрнесто встретился с эмигрантами из Кубы — сторонниками Фиделя Кастро, среди которых были Антонио Лопес Фернандес (Ньико), Марио Далмау, Дарио Лопас — будущие участники похода на яхте Гранма.

Желая поехать в качестве врача в индейские общины в отдалённый район Гватемалы — джунгли Петена, Эрнесто получил отказ от министерства здравоохранения, которое требовало сначала пройти процедуру подтверждения диплома врача в течение года. Случайные заработки, заметки в газеты и торговля вразнос книгами (которые он, по замечанию Ильды, больше читал, чем продавал), позволяли ему заработать средства на существование. Путешествуя по Гватемале с котомкой за плечами, он изучал культуру древних индейцев майя. Сотрудничал с молодежной организацией «Патриотическая молодежь труда» Гватемальской партии труда.

17 июня 1954 года произошло вторжение вооруженных групп Армаса из Гондураса на территорию Гватемалы, начались расстрелы сторонников правительства Арбенса и бомбардировки столицы и других городов Гватемалы. Эрнесто, по словам Ильды, просил, чтобы его отправили в район боёв, и призывал к созданию ополчения. Он входил в группы противовоздушной обороны города во время бомбежек, помогал в перевозке оружия. Марио Дальмау утверждал, что «Вместе с членами организации Патриотическая молодежь труда, он несет караульную службу среди пожаров и разрывов бомб, подвергая себя смертельной опасности». Попал в список «опасных коммунистов», подлежащих ликвидации после свержения Арбенса. Посол Аргентины предупредил его в пансионе «Сервантес» об опасности и предложил воспользоваться убежищем в посольстве, в котором он укрылся вместе с рядом других сторонников Арбенса, после чего, при помощи посла, покинул страну и выехал на поезде в Мехико с попутчиком Патохо (Хулио Роберто Касерес Валье).

Жизнь в Мехико

21 сентября 1954 года они прибыли в Мехико. Там поселились на квартире пуэрториканца Хуана Хуарбэ — деятеля Националистической партии, которая выступала за независимость Пуэрто-Рико и была вне закона из-за учиненной ими стрельбы в конгрессе США. На этой же квартире проживал перуанец Лючо (Луис) де ла Пуэнте, который впоследствии, 23 октября 1965 года, был застрелен в бою с антипартизанскими «рейнджерами» в одном из горных районов Перу.

Че и Патохо, не имея стабильных средств к существованию, промышляли снимками в парках. Че вспоминал это время так:

« «Мы оба сидели на мели… У Патохо не было ни гроша, у меня же всего несколько песо. Я купил фотоаппарат, и мы контрабандой делали снимки в парках. Печатать карточки нам помогал один мексиканец, владелец маленькой фотолаборатории. Мы познакомились с Мехико, исходив его пешком вдоль и поперек, пытаясь всучить клиентам свои неважные фотографии. Сколько приходилось убеждать, уговаривать, что у сфотографированного нами ребенка очень симпатичный вид и что, право, за такую прелесть стоит заплатить песо. Этим ремеслом мы кормились несколько месяцев. Понемногу наши дела налаживались…» »
Эрнесто и Ильда Гадеа во время медового месяца на полуострове Юкатан, 1955 г.

Написав статью «Я видел свержение Арбенса», Че, однако, не сумел устроиться журналистом. В это время из Гватемалы приехала Ильда Гадеа, и они поженились. Че стал торговать книгами издательства «Фондо де культура экономика», устроился ночным сторожем на книжную выставку, продолжая читать книги. В городской больнице его приняли по конкурсу на работу в аллергическое отделение. Он читал лекции по медицине в Национальном университете, стал заниматься научной работой (в частности, опытами на кошках) в Институте кардиологии и лаборатории французской больницы.

15 февраля 1956 года Ильда родила дочь, которую назвали в честь матери Ильдитой. В интервью с корреспондентом мексиканского журнала «Сьемпре», в сентябре 1959 года, Че утверждал: «Когда родилась моя дочь в городе Мехико, — сказал Че — мы могли зарегистрировать ее как перуанку — по матери, или как аргентинку — по отцу. И то и другое было бы логично, ведь мы находились как бы проездом в Мексике. Тем не менее мы с женой решили зарегистрировать ее как мексиканку в знак признательности и уважения к народу, который приютил нас в горький час поражения и изгнания».

Рауль Роа, кубинский публицист и противник Батисты, впоследствии ставший министром иностранных дел в социалистической Кубе, вспоминал о своей мексиканской встрече с Геварой:


Я познакомился с Че однажды ночью, в доме его соотечественника Рикардо Рохо. Он только что прибыл из Гватемалы, где впервые принимал участие в революционном и антиимпериалистическом движении. Он еще остро переживал поражение. Че казался и был молодым. Его образ запечатлелся в моей памяти: ясный ум, аскетическая бледность, астматическое дыхание, выпуклый лоб, густая шевелюра, решительные суждения, энергичный подбородок, спокойные движения, чуткий, проницательный взгляд, острая мысль, говорит спокойно, смеется звонко… Он только что приступил к работе в аллергическом отделении Института кардиологии. Мы говорили об Аргентине, Гватемале и Кубе, рассматривали их проблемы сквозь призму Латинской Америки. Уже тогда Че возвышался над узким горизонтом креольских национализмов и рассуждал с позиций континентального революционера. Этот аргентинский врач в отличие от многих эмигрантов, обеспокоенных судьбами лишь своей страны, думал не столько об Аргентине, сколько о Латинской Америке в целом, стараясь нащупать ее самое «слабое звено».

Подготовка экспедиции на Кубу

« «Участь революционера-авангардиста возвышенна и печальна…» (Эрнесто Че Гевара) »

В конце июня 1955 года в городскую больницу Мехико, к дежурному врачу — Эрнесто Геваре, пришли на консультацию два кубинца, одним из которых оказался Ньико Лопес, знакомый Че по Гватемале. Он рассказал Че, что кубинские революционеры, нападавшие на казармы «Монкада», были выпущены из каторжной тюрьмы на острове Пинос по амнистии, и начали съезжаться в Мехико и готовить экспедицию на Кубу. Через несколько дней последовало знакомство с Раулем Кастро, в котором Че нашёл единомышленника, сказав впоследствии о нём: «Мне кажется, что этот не похож на других. По крайней мере, говорит лучше других, кроме того, он думает». В это время Фидель, находясь в США, собирал среди эмигрантов с Кубы деньги на экспедицию. Выступив в Нью-Йорке на митинге против Батисты, Фидель заявил: «Могу сообщить вам со всей ответственностью, что в 1956 году мы обретем свободу или станем мучениками».

Встреча Фиделя и Че произошла 9 июля 1955 года в доме у Марии-Антонии Гонсалес, на улице Эмпаран, 49, где была организована конспиративная квартира сторонников Фиделя. На встрече обсуждали подробности предстоящих боевых действий в Ориенте. Фидель утверждал, что Че на тот момент «имел более зрелые по сравнению со мной революционные идеи. В идеологическом, теоретическом плане он был более развитым. По сравнению со мной он был более передовым революционером». К утру Че, на которого Фидель произвёл, по его словам, впечатление «исключительного человека», был зачислен врачом в отряд будущей экспедиции.

Спустя некоторое время, в Аргентине произошел очередной военный переворот, и был свергнут Перон. Эмигрантам — противникам Перона было предложено вернуться в Буэнос-Айрес, чем воспользовались Рохо и другие проживавшие в Мехико аргентинцы. Че отказался сделать то же самое, поскольку был увлечён предстоящей экспедицией на Кубу.

С Мао Цзэдуном

Мексиканец Арсасио Ванегас Арройо владел небольшой типографией и был знаком с Марией-Антонией Гонсалес. В его типографии печатали документы «Движения 26 июля», которое возглавлял Фидель. Кроме этого, Арсасио занимался физической подготовкой участников предстоящей экспедиции на Кубу, будучи спортсменом-борцом: продолжительными пешими походами по пересеченной местности, дзю-до, был нанят легкоатлетический зал. Арсасио вспоминал: «Кроме того, ребята слушали лекции по географии, истории, о политическом положении и на другие темы. Иногда я сам оставался послушать эти лекции. Ребята также ходили в кино смотреть фильмы о войне».

Полковник испанской армии Альберто Байо, ветеран войны с франкистами и автор пособия «150 вопросов партизану», занимался военной подготовкой группы. Поначалу запросив плату в размере 100 тысяч мексиканских песо (или 8 тыс. американских долларов), затем уменьшил ее вдвое. Однако, поверив в возможности своих учеников, он не только не взял плату, но и продал свою мебельную фабрику, передав вырученные деньги группе Фиделя. Полковник приобрёл за 26 тысяч долларов США гасиенду «Санта-Роса» в 35 км от столицы, у Эрасмо Риверы, бывшего партизана Панчо Вильи, в качестве новой базы для подготовки отряда. Че, проходя тренировки с группой, учил делать перевязки, лечить переломы, делать инъекции, получив более ста уколов на одном из занятий — по одному или нескольку от каждого из членов группы. Кубинец Карлос Бермудес воспоминал о Че:

Занимаясь вместе с ним на ранчо «Санта-Роса», я узнал, какой это был человек — всегда самый усердный, всегда преисполненный самым высоким чувством ответственности, готовый помочь каждому из нас… Я познакомился с ним, когда он останавливал мне кровотечение после удаления зуба. В то время я еле-еле умел читать. А он мне говорит: «Я буду учить тебя читать и разбираться в прочитанном…» Однажды мы шли по улице, он вдруг зашел в книжный магазин и на те небольшие деньги, которые были у него, купил мне две книги — «Репортаж с петлей на шее» и «Молодую гвардию».

22 июня 1956 г. мексиканская полиция арестовала Фиделя Кастро на одной из улиц Мехико. Затем была устроена засада на квартире Марии-Антонии, где задерживали всех входящих. На ранчо «Санта-Роса» полиция захватила Че и некоторых товарищей. Об аресте кубинских заговорщиков и участии в этом деле полковника Байо сообщалось в печати. Впоследствии выяснилось, что аресты производились по наводке Венерио, который проник в ряды заговорщиков. 26 июня 1956 г. мексиканская газета «Эксельсиор» опубликовала список арестованных, включая имя Эрнесто Гевары Серны, который был охарактеризован как «международный коммунистический агитатор» с упоминанием его роли в Гватемале при президенте Арбенсе.

Мария-Антония вспоминала:

«После ареста нас повезли в тюрьму „Мигель Шульц“ — место заключения эмигрантов. Там я увидела Че, — вспоминает Мария-Антония. — В дешевом прозрачном нейлоновом плаще и старой шляпе он смахивал на огородное пугало. И я, желая рассмешить его, сказала ему, какое он производит впечатление… Когда нас вывели из тюрьмы на допрос, ему единственному надели наручники. Я возмутилась и заявила представителю прокуратуры, что Гевара не преступник, чтобы надевать ему наручники и что в Мексике даже преступникам их не надевают. В тюрьму он возвращался уже без наручников».

За заключённых ходатайствовали бывший президент Ласаро Карденас, его бывший морской министр Эриберто Хара, рабочий лидер Ломбарде Толедано, художники Альфаро Сикейрос и Диего Ривера, а также деятели культуры и учёные. Через месяц мексиканские власти освободили Фиделя Кастро и остальных заключённых, за исключением Эрнесто Гевары и кубинца Каликсто Гарсии, которых обвинили в нелегальном въезде в страну.

Выйдя из тюрьмы, Фидель Кастро продолжил подготовку к экспедиции на Кубу, собирая деньги, покупая оружие и организовывая конспиративные явки. Подготовка бойцов продолжилась мелкими группами в различных местах страны.

У шведского этнографа Вернера Грина была приобретена яхта «Гранма» за 12 тысяч долларов. Че опасался, что заботы Фиделя по его вызволению из тюрьмы задержат отплытие, однако Фидель ему сказал: «Я тебя не брошу!». Мексиканская полиция арестовала и жену Че, однако через некоторое время Ильда и Че были выпущены на свободу. Че просидел в тюрьме 57 дней. Полицейские продолжали следить, врывались на конспиративные квартиры. Пресса писала о подготовке Фиделем отплытия на Кубу.

Франк Паис привёз из Сантьяго 8 тысяч долларов и был готов поднять в городе восстание.

Из-за участившихся облав и возможности выдачи группы, яхты и передатчика кубинскому посольству в Мехико провокатором за 15 тысяч долларов, приготовления были ускорены. Фидель отдал приказ изолировать предполагаемого провокатора и сосредоточиться в порту Туспана в Мексиканском заливе, где у причала стояла «Гранма». Франку Паису была отправлена телеграмма «Книга распродана» в качестве условленного сигнала о подготовке восстания в назначенный срок.

Че с медицинским саквояжем забежал домой к Ильде, поцеловал спящую дочь и написал прощальное письмо родителям.

Отплытие на «Гранме»

2 часа утра 25 ноября 1956 г. В Туспане отряд совершил посадку на «Гранму». Полиция получила «мордиду» (взятку) и отсутствовала на пристани. Че, Каликсто Гарсия и трое других революционеров добирались в Туспан на попутном автомобиле за 180 песо, которого пришлось долго ждать. На пол-пути водитель отказался ехать дальше, хотя его удалось уговорить довезти до Роса-Рика, откуда им удалось пересесть на другую машину и добраться до места назначение. В Туспане их встретил Хуан Мануэль Маркес и отвёл к речному берегу, где стояла «Гранма».

82 человека с оружием и снаряжением погрузились на переполненную яхту, которая была рассчитана на 8-12 человек. На море в это время был шторм и шёл дождь, «Гранма» с погашенными огнями легла курсом на Кубу.

На встрече с президентом Египта

Че вспоминал, что «из 82 человек только два или три матроса да четыре или пять пассажиров не страдали от морской болезни». Судно дало течь, как потом выяснилось, из-за открытого крана в уборной, однако, пытаясь ликвидировать осадку судна при неработающем насосе для откачки, успели побросать за борт консервы.

Каликсто Гарсия впоследствии вспоминал:

Нужно иметь богатое воображение, чтобы представить себе, как могли на такой маленькой посудине разместиться 82 человека с оружием и снаряжением. Яхта была набита до отказа. Люди сидели буквально друг на друге. Продуктов взяли в обрез. В первые дни каждому выдавалось полбанки сгущенного молока, но вскоре оно кончилось. На четвертый день каждый получил по кусочку сыра и колбасы, а на пятый остались лишь одни гнилые апельсины.

На «Гранме» Че страдал от астмы, но, по утверждению Роберто Роке Нуньеса, подбадривал других и шутил. Капитаном судна был назначен Ладислао Ондино Пино, штурманом — Роберто Роке Нуньес. Последний побывал за бортом судна, упав с крыши капитанской рубки — в течение нескольких часов его искали и извлекали из воды. Яхта часто сбивалась с курса.

Время прибытия группы в селение Никаро вблизи Сантьяго было рассчитано на 30 ноября. В этот день, в 5.40 утра сторонники Франка Паиса захватили правительственные учреждения и вышли на улицы, но не смогли удержать ситуацию под контролем.

Кубинская революция

Че.почтовая марка Кубы

Прибытие на Кубу

«Гранма» прибыла к берегам Кубы только 2 декабря 1956 г. в районе Лас Колорадас провинции Ориенте, тут же сев на мель. На воду была спущена шлюпка, но она затонула. Группа из 82 человек до берега добиралась вброд, по плечи в воде; на сушу удалось вынести оружие и небольшое количество еды. На место высадки, которое Рауль Кастро впоследствии сравнивал с «кораблекрушением», устремились катера и самолеты подчиненных Батисте подразделений, и группа Фиделя Кастро попала под обстрел. Группа продолжительное время пробиралась по заболоченному побережью, представляющему собой мангровые заросли.

 

Поражение 5 декабря 1956 г. в Алегрия-де-Пио

В ночь на 5 декабря шли по плантации сахарного тростника, к утру сделав привал на территории сентраля (сахарный завод вместе с плантацией) в местности Алегрия-де-Пио (Святая радость). Че, будучи врачом отряда, перевязывал товарищей, поскольку у них были стерты ноги от трудного похода в неудобной обуви, сделав последнюю перевязку бойцу отряда Умберто Ламоте. В середине дня в небе появились самолеты противника. Под огнем неприятеля в бою погибли половина бойцов отряда и приблизительно 20 человек попали в плен. На следующий день оставшиеся в живых собрались в хижине недалеко от Сьерра-Маэстры.

Фидель сказал: «Враг нанес нам поражение, но не сумел нас уничтожить. Мы будем сражаться и выиграем эту войну». Гуахиро — крестьяне Кубы дружелюбно принимали участников отряда и укрывали их в своих домах. Че писал:

« «Где-нибудь в лесу, долгими ночами (с заходом солнца начиналось наше бездействие) строили мы дерзкие планы. Мечтали о сражениях, крупных операциях, о победе. Это были счастливые часы. Вместе со всеми я наслаждался впервые в моей жизни сигарами, которые научился курить, чтобы отгонять назойливых комаров. С тех пор въелся в меня аромат кубинского табака. И кружилась голова, то ли от крепкой „гаваны“, то ли от дерзости наших планов — один отчаяннее другого». »

 

Бой 16 января 1957 г. на реке Ла-Плата

16 января 1957 г. отряд Фиделя атаковал и захватил военный пост на реке Ла-Плата. В результате боя (который закончился без потерь со стороны отряда) у противника было двое убитых и пятеро раненых, трое были взяты в плен. У противника были захвачены винтовки, пулемет «томпсон», около тысячи патронов, амуниция, продукты. Пленных и раненых оставили на свободе, оказав им врачебную помощь.

Войска, авиация и полиция Батисты продолжали преследовать отряд. Крестьяне, относившиеся благожелательно к людям Фиделя, «не созрели к участию в борьбе», как писал Че в своем дневнике. Связь с единомышленниками в городе также отсутствовала. Фидель принял решение укрыться в горах Сьерра-Маэстра для продолжения партизанской войны.[4]

 

Сьерра-Маэстра

Кубинский писатель-коммунист Пабло де ла Торрьенте Брау писал, что еще в XIX веке, в горах Сьерра-Маэстра борцы за независимость Кубы находили удобное укрытие. «Горе тому, кто поднимает меч на эти вершины. Повстанец с винтовкой, укрывшись за несокрушимым утесом, может сражаться здесь против десятерых. Пулеметчик, засевший в ущелье, сдержит натиск тысячи солдат. Пусть не рассчитывают на самолеты те, кто пойдет войной на эти вершины! Пещеры укроют повстанцев.». Фидель и участники экспедиции на Гранме, а также Че, не были знакомы с этой местностью.

22 января 1957 года при Арройо-де-Инфьерно (Адский ручей) отряд нанес поражение отряду каскитос (солдаты Батисты) Санчеса Москера. Пять каскитос были убиты, отряд не понес потерь.

28 января Че написал письмо Ильде, которое дошло через доверенного человека в Сантьяго.


«Дорогая старуха!

Пишу тебе эти пылающие мартианские строки из кубинской манигуа. Я жив и жажду крови. Похоже на то, что я действительно солдат (по крайней мере, я грязный и оборванный), ибо пишу на походной тарелке, с ружьем на плече и новым приобретением в губах — сигарой. Дело оказалось не легким. Ты уже знаешь, что после семи дней плавания на „Гранме“, где нельзя было даже дыхнуть, мы по вине штурмана оказались в вонючих зарослях, и продолжались наши несчастья до тех пор, пока на нас не напали в уже знаменитой Алегрия-де-Пио и не развеяли в разные стороны, подобно голубям. Там меня ранило в шею, и остался я жив только благодаря моему кошачьему счастью, ибо пулеметная пуля попала в ящик с патронами, который я таскал на груди, и оттуда рикошетом — в шею. Я бродил несколько дней по горам, считая себя опасно раненным, кроме раны в шее, у меня еще сильно болела грудь. Из тебе знакомых ребят погиб только Джимми Хиртцель, он сдался в плен, и его убили. Я же вместе со знакомыми тебе Альмейдой и Рамирито провел семь дней страшной голодухи и жажды, пока мы не вышли из окружения и при помощи крестьян не присоединились к Фиделю (говорят, хотя это еще не подтверждено, что погиб и бедный Ньико). Нам пришлось немало потрудиться, чтобы вновь организоваться в отряд, вооружиться. После чего мы напали на армейский пост, несколько солдат мы убили и ранили, других взяли в плен. Убитые остались на месте боя. Некоторое время спустя мы захватили еще трех солдат и разоружили их. Если к этому добавить, что у нас не было потерь и что в горах мы как у себя дома, то тебе будет ясно, насколько деморализованы солдаты, им никогда не удастся нас окружить. Естественно, борьба еще не выиграна, еще предстоит немало сражений, но стрелка весов уже клонится в нашу сторону, и этот перевес будет с каждым днем увеличиваться.

Теперь, говоря о вас, хотел бы знать, находишься ли ты все в том же доме, куда я тебе пишу, и как вы там живете, в особенности „самый нежный лепесток любви“? Обними ее и поцелуй с такой силой, насколько позволяют ее косточки. Я так спешил, что оставил в доме у Панчо твои и дочки фотографии. Пришли мне их. Можешь писать мне на адрес дяди и на имя Патохо. Письма могут немного задержаться, но, я думаю, дойдут».

Помогавший отряду крестьянин Эутимио Герра был захвачен властями, и пообещал им убить Фиделя. Однако, его планы не осуществились, и он был расстрелян.

В феврале Че свалил приступ малярии, и затем новый приступ астмы. Во время одной из стычек крестьянин Креспо, взвалив Че себе на спину, вынес его из-под неприятельского огня, поскольку Че не мог передвигаться самостоятельно. Че был оставлен в доме фермера с сопровождающим бойцом, и смог преодолеть один из переходов, держась за стволы деревьев и опираясь на приклад ружья, за десять дней, при помощи адреналина, который фермер сумел раздобыть.

В горах Сьерра-Маэстра Че, страдавший от астмы, периодически отлеживался в крестьянских хижинах, чтобы не задерживать движение колонны. Его часто видели с книгой или с блокнотом в руках.

Капитан Марсиаль Ороско вспоминал: «Я помню, у него было много книг. Он много читал. Он не терял ни минуты. Часто он жертвовал сном, чтобы почитать или сделать запись в дневнике. Если он вставал с зарей, он принимался за чтение. Часто он читал ночью при свете костра. У него было очень хорошее зрение».

Каликсто Моралес писал: «Меня направляют в Сантьяго, и он просит привезти ему две книги. Одна из них — „Всеобщая песнь“ Пабло Неруды, а другая — поэтический сборник Мигеля Эрнандеса. Он очень любил стихи».

Капитан Антонио писал: «Я не понимаю, как он мог ходить, болезнь его то и дело душила. Однако он шел по горам с вещевым мешком за спиной, с оружием, с полным снаряжением, как самый выносливый боец. Воля у него, конечно, была железная, но еще большей была преданность идеалам — вот что придавало ему силы».

Пожилая крестьянка Понсиана Перес вспоминала: «Бедный Че! Я видела, как он страдает от астмы, и только вздыхала, когда начинался приступ. Он умолкал. дышал тихонечко, чтобы еще больше не растревожить болезнь. Некоторые во время приступа впадают в истерику, кашляют, раскрывают рот. Че старался сдержать приступ, успокоить астму. Он забивался в угол, садился на табурет или на камень и отдыхал.» В таких случаях она спешила приготовить ему теплое питьё.

Участник отряда Рафаэль Чао утверждал, что Че ни на кого не кричал, и не допускал издевок, но часто употреблял в разговоре крепкие слова, и бывал очень резок, «когда нужно». «Я не знал менее эгоистичного человека. Если у него бывал всего один клубень бониато, он готов был отдать его товарищам».

На протяжении войны Че вел дневник, который послужил основой для его известной книги «Эпизоды революционной войны».

Со временем отряду удалось установить связь с организацией «Движение 26 июля» в Сантьяго и Гаване. Место расположение отряда в горах посещали активисты и руководители подполья: Франк Паис, Армандо Харт, Вильма Эспин, Аидэ Санта-мария, Селия Санчес, было налажено снабжение отряда.

С целью опровергнуть сообщения Батисты о разгроме «разбойников» — «форахидос», Фидель Кастро отправил в Гавану Фаустино Переса, с поручением доставить иностранного журналиста. В расположение отряда 17 февраля 1957 г. прибыл Герберт Мэтьюз, корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс». Он встретился с Фиделем, и через неделю опубликовал репортаж с фотографиями Фиделя и бойцов отряда. В этом репортаже он писал: «Судя по всему, у генерала Батисты нет оснований надеяться подавить восстание Кастро. Он может рассчитывать только на то, что одна из колонн солдат невзначай набредет на юного вождя и его штаб и уничтожит их, но это вряд ли случится…».

13 марта 1957 г. в Гаване студенческая организация «Революционный директорат» подняла неудачное восстание, пытаясь захватить радиостанцию, университет и президентский дворец. Большинство восставших погибли в бою с армией и полицией.

В середине марта 1957 г. Франк Паис отправил в отряд Кастро подкрепление из 50 добровольцев под командованием подпольщика Хорхе Сотуса из Сантьяго, который принимал участие в восстании 30 ноября. Их привез на грузовиках Уберто Матос — хозяин рисовой плантации. Сотус и Матос были антикоммунистами, и впоследствии были осуждены ревтрибуналом на длительное тюремное заключение (Сотус сбежал в США и погиб от разорвавшейся мины при подготовке диверсии против коммунистической Кубы). Пополнение состояло из горожан, которые не были привычны к длительным перемещениям по горной местности. Было принято решение приступить к их тренировкам. К отряду барбудос («бородачи», отпустившие бороду из-за походной жизни и отсутствия бритв) Фиделя присоединялись добровольцы различных политических взглядов, а средства, медикаменты и оружие доставляли зарубежные кубинские эмигранты.

 

Бой при Уверо

В мае 1957 г. планировалось прибытие из США (Майами) судна «Коринтия» с подкреплением во главе с Каликсто Санчесом. Чтобы отвлечь внимание от их высадки, Фидель отдал приказ штурмовать казарму в селении Уверо, в 15 км от Сантьяго. Дополнительно это открывало возможность выхода из Сьерра-Маэстры в долину провинции Ориенте. Че принимал участие в бою за Уверо, и описал его в «Эпизодах революционной войны». 27 мая 1957 г. был собран штаб, где Фидель объявил о предстоящем бое. Начав поход вечером, за ночь прошли около 16 километров по горной извилистой дороге, затратив на путь около восьми часов, часто останавливаясь ради предосторожности, особенно в опасных районах. Проводником был Кальдеро, который хорошо ориентировался в районе казармы Уверо и подходах к нему. Деревянная казарма располагалась на берегу моря, ее охраняли посты. Было решено окружить ее в темноте с трех сторон. Группа Хорхе Сотуса и Гильермо Гарсии атаковала пост на прибрежной дороге из Пеладеро. Альмейде поручили ликвидировать пост напротив высоты. Фидель расположился в районе высоты, а взвод Рауля атаковал казармы с фронта. Че было отведено направление между ними. Камило Сьенфуэгос и Амейхейрас в темноте потеряли направление. Задачу нападения облегчало наличие кустарника, однако противник заметил наступавших и открыл огонь. Взвод Крессенсио Переса не участвовал в штурме, охраняя дорогу на Чивирико, чтобы блокировать подход подкреплений противника. Во время нападения было запрещено стрелять в жилые помещения, где находились женщины и дети. Раненым каскитос оказывали первую помощь, оставили двух своих тяжелораненых на попечение врача гарнизона противника. Нагрузив грузовик со снаряжением и медикаментами, отправились в горы. Че указывал, что от первого выстрела до захвата казармы прошло два часа сорок пять минут. Наступающие потеряли убитыми и ранеными 15 человек, а противник — 19 человек ранеными и 14 убитыми. Победа укрепила боевой дух отряда. Впоследствии были уничтожены другие мелкие гарнизоны противника у подножья Сьерра-Маэстры.

Высадка с «Коринтии» закончилась неудачно: согласно официальным сообщениям, были убиты или захвачены в плен все революционеры, высадившиеся с этого судна. Батиста принял решение принудительно эвакуировать со склонов Сьерра-Маэстры местных крестьян, чтобы лишить революционеров поддержки населения, однако многие гуахиро сопротивлялись эвакуации, оказывали помощь отряду Фиделя, и вступали в их ряды.

Революционное движение на Кубе

Взаимоотношения с местными крестьянами не всегда происходили гладко: по радио и в церковных службах производилась пропаганда антикоммунизма. Крестьянка Инирия Гутьеррес вспоминала, что до вступления в отряд она слышала о коммунизме только «ужасные вещи», и была удивлена направленностью политических взглядов Че. В фельетоне, вышедшем в январе 1958 года в первом номере повстанческой газеты «Эль Кубано либре» за подписью «Снайпер», Че на этот счет писал: «Коммунистами являются все те, кто берется за оружие, ибо они устали от нищеты, в какой бы это стране ни происходило.»

Самый узнаваемый портрет Че

Для подавления грабежей и анархии для улучшения взаимоотношений с местным населением в отряде была создана комиссия по соблюдению дисциплины, наделенная полномочиями военного трибунала. Была ликвидирована псевдореволюционная банда китайца Чанга. Че отмечал: «В то трудное время нужно было твердой рукой пресекать всякое нарушение революционной дисциплины и не позволять развиваться анархии в освобожденных районах». Производились расстрелы также и по фактам дезертирства из отряда. В отношении пленных оказывалась медицинская помощь, Че строго следил, чтобы их не обижали. Как правило, их отпускали на свободу.

5 июня 1957 года Фидель Кастро выделил колонну под руководством Че в составе 75 бойцов (в целях конспирации она была названа четвертой колонной). Че было присвоено звание майора. Бойцы были разбиты на три взвода, которыми командовали Лало Сардиньяс, Сиро Редондо (впоследствии погиб, и его именем была названа восьмая колонна) и Рамиро Вальдес (стал министром внутренних дел и членом Политбюро ЦК Коммунистической партии Кубы).

В июле представители буржуазной оппозиции Батисте Фелипе Пасос и Рауль Чибас прибыли на Сьерра-Маэстру. Фидель подписал манифест об образовании Революционного гражданского фронта, в требования которого входили замена Батисты выборным президентом и аграрная реформа, которая подразумевала раздел пустующих земель. Че считал этих деятелей «тесно связанными с северными владыками».

30 июля 1957 года в Сантьяго был убит полицией Франк Паис и его брат Хосуэ. Забастовка протеста в Сантьяго была подавлена властями. 5 сентября 1957 года в городе Съенфуэгосе произошло восстание моряков военно-морской базы под руководством офицеров, выступавших за свержение Батисты. Восстание закончилось поражением и расстрелом пленных правительственными войсками. В ходе подавления восстания погибло свыше 600 человек.

В провинции Ориенте появились объявления властей:

«Настоящим объявляется, что каждый человек, сообщивший сведения, которые могут способствовать успеху операции против мятежных групп под командованием Фиделя Кастро, Рауля Кастро, Крессенсио Переса, Гильермо Гонсалеса или других вожаков, будет вознагражден в зависимости от важности сообщенных им сведений; при этом вознаграждение в любом случае составит не менее 5 тысяч песо. Размер вознаграждения может колебаться от 5 тысяч до 100 тысяч песо; наивысшая сумма в 100 тысяч песо будет заплачена за голову самого Фиделя Кастро. Примечание: имя сообщившего сведения навсегда останется в тайне».

Опасаясь преследования полиции, противники Батисты пополняли ряды повстанцев в горах Сьерра-Маэстры. Возникли очаги восстания в горах Эскамбрая, Сьерра-дель-Кристаль и в районе Баракоа под руководством Революционного директората, «Движения 26 июля» и отдельных коммунистов.

В октябре в Майами политические деятели из буржуазного лагеря учредили Совет освобождения, провозгласив Фелипе Пасоса временным президентом. Ими был выпущен манифест к народу. Фидель отверг «майамский пакт», считая его проамериканским. В письме к Фиделю Че писал: «Еще раз поздравляю тебя с твоим заявлением. Я тебе говорил, что твоей заслугой всегда будет то, что ты доказал возможность вооруженной борьбы, пользующейся поддержкой народа. Теперь ты вступаешь на еще более замечательный путь, который приведет к власти в результате вооруженной борьбы масс».

К концу 1957 г. повстанческие войска господствовали на Сьерра-Маэстре, не спускаясь, однако, в долины. Продукты питания, такие как фасоль, кукурузу и рис, покупали у местных крестьян. Медикаменты доставлялись подпольщиками из города. Мясо конфисковывалось у крупных скотопромышленников и тех кто был обвинен в предательстве, часть конфискованного передавалась местным крестьянам. Че организовывал санитарные пункты, полевые госпитали, мастерские для починки оружия, изготовления кустарной обуви, вещмешков, обмундирования, сигарет. На гектографе стала размножаться газета «Эль Кубано либре», которая получила свое название от газеты борцов за независимость Кубы в XIX в. В эфир стали выходить передачи небольшой радиостанции. Тесная связь с местным населением позволяла узнавать о появлении каскитос и лазутчиков противника.

Правительственная пропаганда призывала к национальному единству и согласию, поскольку в городах Кубы ширилось забастовочное и повстанческое движение. В марте 1958 года правительство США заявило об эмбарго на доставку оружия силам Батисты, хотя вооружение и заправка самолетов правительственных войск на базе Гуантанамо еще некоторое время продолжались. В конце 1958 г., согласно конституции (статуту), объявленной Батистой, должны были состояться президентские выборы. В Сьерра-Маэстре никто не говорил открытым текстом о коммунизме или социализме, а открыто предлагавшиеся Фиделем реформы, как то ликвидация латифундий, национализация транспорта, электрических компаний и других важных предприятий носили умеренный и не отрицавшийся даже проамериканскими политическими деятелями характер.

Че Гевара как государственный деятель

Че Гевара полагал, что может рассчитывать на неограниченную экономическую помощь «братских» стран. Че, будучи министром революционного правительства, извлёк урок из конфликтов с братскими странами социалистического лагеря. Ведя переговоры об оказании поддержки, экономическом и военном сотрудничестве, обсуждая международную политику с китайскими и советскими руководителями, он пришёл к неожиданному выводу и имел мужество (чтобы оценить его, надо представить себе ту эпоху) высказаться публично в своем знаменитом алжирском выступлении. Это была настоящая обвинительная речь против неинтернационалистической политики так называемых социалистических стран. Он упрекал их в навязывании беднейшим странам условий товарообмена, подобных тем, какие диктует империализм на мировом рынке, а также в отказе от безусловной поддержки, военной в том числе, в отказе от борьбы за национальное освобождение, в частности, в Конго и во Вьетнаме.

Че Гевара в Москве.

Че прекрасно знал знаменитое уравнение Энгельса: чем менее развита экономика, тем больше роль насилия в становлении новой формации. Если в начале 1950-х он шутливо подписывается под письмами «Сталин II», то после победы революции вынужден доказывать: «На Кубе нет условий для становления сталинской системы».

Позже Че Гевара скажет «После революции работу делают не революционеры. Ее делают технократы и бюрократы. А они — контрреволюционеры».

Последнее письмо Че Гевары родителям

1 апреля 1965 г., перед отправкой на «континентальную герилью», Че Гевара написал письма своим родителям, детям и Фиделю Кастро. Письмо родителям (в переводе Лаврецкого):


«Дорогие старики!
Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь.
Около десяти лет тому назад я написал Вам другое прощальное письмо.
Насколько помню, тогда я сожалел, что не являюсь более хорошим солдатом и хорошим врачом; второе уже меня не интересует, солдат же из меня получился не столь уж плохой.
В основном ничего не изменилось с тех пор, если не считать, что я стал значительно более сознательным, мой марксизм укоренился во мне и очистился. Считаю, что вооруженная борьба — единственный выход для народов, борющихся за свое освобождение, и я последователен в своих взглядах. Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту.
Может быть, я попытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен, если логически исходить из расчета возможностей. И если так случится, примите мое последнее объятие.
Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз — верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие лёгкие. Я добьюсь своего.
Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века.
Поцелуйте Селию, Роберто, Хуана-Мартина и Пототина, Беатрис, всех.
Крепко обнимает Вас Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто».

Символическая память о Че Геваре

Изображение на банкнотах

Че на песо 1995 года Че на песо 2004 года


Че на песо 1986 года Памятник Че на конвертируемых песо 1994 года


Образ Че в искусстве

Портрет работы Фицпатрика

Знаменитый во всём мире двухцветный портрет Че Гевары анфас, стал символом романтического революционного движения, но в настоящий момент, по мнению некоторых, он утратил всякую смысловую нагрузку и превратился в китч, который используется в самых далёких от революции контекстах. Он создан ирландским художником Джимом Фицпатриком с фотографии 1960 года, сделанной кубинским фотографом Альберто Корда. На берете Че видна звёздочка Хосе Марти, отличительный признак команданте, полученная от Фиделя Кастро в июле 1957 года вместе с этим званием.

Альберто Корда не сделал свою фотографию общественным достоянием и даже подавал в суд за использование портрета в рекламе водки.

 

Образ Че в литературе и поэзии

Образ Че вдохновновлял не только революционные группы, подобные Черным пантерам и «Фракции Красной Армии» (РАФ), но и целый ряд литераторов. Хулио Кортасар написал рассказ «Воссоединение», в котором от первого лица повествуется о высадке партизан на некоем острове. Хотя все персонажи рассказа носят вымышленные имена, в некоторых из них угадываются реальные деятели кубинской революции, в частности, братья Кастро. В рассказчике, от лица которого ведётся повествование, легко узнаваем Че Гевара. Цитата из дневников команданте вынесена в эпиграф рассказа.

Дух Че Гевары появляется в романе Виктора Пелевина «Generation „П“», где он диктует главному герою текст, озаглавленный «Идентиализм как высшая стадия дуализма» (название явно пародирует заголовок работы Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма»). В тексте, в частности, говорится: «Сейчас слова Будды доступны всем, а спасение находит немногих. Это, без сомнения, связано с новой культурной ситуацией, которую древние тексты всех религий называли грядущим „тёмным веком“. Соратники! Этот темный век уже наступил. И связано это прежде всего с той ролью, которую в жизни человека стали играть так называемые визуально-психические генераторы, или объекты второго рода».

Знаменитейшая песня Hasta Siempre Comandante («Команданте навсегда»), вопреки распространённому мнению, была написана Карлосом Пуэблой до смерти Че Гевары, а не после. Наиболее известна её версия в исполнении Наталии Кардоне. Эта песня затем многократно перепевалась и модифицировалась.

Не обошли вниманием Че Гевару и советские литераторы. К примеру, поэт Дмитрий Павличко, ныне считающийся классиком украинской литературы, написал цикл стихотворений о Кубинской революции. Одно из них начинается так:

В тумані С'єрри танк стоїть
Немов страшна примара
Його гранатою підбив
Ернесто Че Гевара!
В тумане Сьерры танк стоит,
Словно страшный призрак.
Его подбил гранатой
Эрнесто Че Гевара.

Широко известны также поэма Евгения Долматовского «Руки Гевары», «Кубинский цикл» Евгения Евтушенко.

Че Геваре посвящены следующие строчки Ярослава Смелякова:

Он был ответственным лицом отчизны небогатой,
Министр с апостольским лицом и бородой пирата.
Ни в чем ему покоя нет, невесел этот опыт,
Он запер к чёрту кабинет и сам ушёл в окопы.
Спускаясь с партизанских гор, дыша полночным жаром,
В чужой стране погиб майор Эрнесто Че Гевара

Фильмы и Музыка о Че